World of eternal magic - Время Эстера. Новая легенда.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Сюжет(!)

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Давным-давно, когда боги только вдохнули в мир жизнь, люди не были его хозяевами. Они были жертвами и пищей для самих себя и вечно голодных, и опасных существ. Люди сбивались в мелкие общины на безопасных островках природы. Но многие из них гибли даже от тех, кто умирал рядом.  Новые люди рождались редко, многие боялись, что их дети не доживут даже до своего первого года. Людям не было спасения, и они проклинали богов за подобную жизнь.  Но боги впервые оказались бессильны. Вдыхая в этот мир жизнь, Армор – верховный бог, предпочел не замечать, что мир уже принадлежит его злейшему врагу. Питаемый жгучей ненавистью к Гордерму, он был готов погубить тысячи людских жизней, лишь бы насолить своему непризнанному брату.
Несколько столетий продолжалась битва людей за свои жизни. Они набирали силу, создавали хрупкие города, но все же гибли. 
Но пол тысячелетия назад  дочь верховного бога Ирма совершила глупый и опрометчивый шаг, но придавший людям сил. Она выкрала у отца его самую дорогую вещь – Омут памяти, дабы доказать своим братьям, что она не слаба и столь же храбра, как  и они. Омут обладал великой силой. В нем отражался весь жизненный путь того, кто посмотрит в него. Омут мог помочь изменить что-то в своей жизни, однако требовал за это платы. Какой? Мало кто знает.
И вот, в порыве своего ликования неуклюжая богиня разбила самую могущественную вещь, чьи осколки пали на людскую землю, куда богам ход был воспрещен. Ступить на землю за осколками означало лишиться всей своей силы и стать смертным. Армор был разгневан на свое непослушное дитя. Но, увидев, как люди использовали эту вещь, бог усмирил свой гнев. У него появился шанс навсегда отнять этот мир у Гордрема.
Найдя осколки, люди получили несокрушимую защиту. Сила, исходящая от них, защищала целые города от смертельной хвори и темных существ. Осколки оказались велики, и их насчитывалось около пяти. Не в силах  сдвинуть их с места, люди выстроили пять городов, находившихся под защитой осколков.  Они посчитали это божьим даром и вновь поверили в их благосклонность.
Но сила осколков оказалась слишком велика и нуждалась в постоянном контроле. Поэтому в столице  Эстер была основана академия, которая и носила название своего города – Эстерская академия. Здесь обучали детей, в чьих жилах тек магический дар. Этих детей обучали контролировать свои силы и использовать его во благо. Самым одаренным ученикам выпадала честь после окончания академии оберегать осколки и контролировать их силу. Многие мечтали о таком – всегда находиться вблизи безграничного источника силы, без которого люди ни чего не значили.
Гордрем тем временем не смог смириться с грядущим поражением. К тому же ему открылась возможность заполучить самую сильную вещь, превосходящую его собственные силы. Не способный ступить наземь, он обратился к тем, кто еще оставался ему предан. Это были два могущественных в те времена темных магов. Они были теми двумя людьми, которые поняли, что бороться с темнотой бесполезно и стоит принять ее власть. Именно они и стали руками Гордрема.
Он направил своих слуг и оставшуюся армию на самый слабый и молодой из городов. Он пал спустя сутки и все живое в нем было уничтожено. А осколок перешел во власть слуг Гордрема.
Это произошло век тому назад, и война с тех пор набирает свои силы. Люди даже и не подозревают, что они шахматы на огромном поле двух богов.

* * *
Закончилась ли история павшего города, – Таильвэ? Задолго до прихода приспешников Гордрема его стены поручили охранять юному, но талантливому магу Эсваэлю. Видя, как велика вражеская армия, волшебник в отчаянии отдал спасительный осколок Марфору, – темному чародею. На протяжении всей битвы юноша дрожал в башне, запершись на чердаке, и молился богу-завоевателю. Когда какие-либо звуки перестали звучать, Эсваэль осторожно выглянул в окно и тут же в ужасе отшатнулся – смерть пировала на бывших улицах Таильвэ. Уцелела только башня с магом-предателем внутри.
Запоздавшая подмога схватила Эсваэля и предала его королевскому суду. Как страшен был приговор для молодого эльфа! Лучше сотню раз умереть на стенах родного Таильвэ, чем оказаться заточенным в той самой, теперь Проклятой башне... Есть тюремную похлебку с приправой из слов «Подлый предатель», извиваться от боли в переломанных костях и кровоточащих органах, которые заживали на мгновения под действием заклинания, чтобы их обладатель не умер, а мучился вечно... «Сжалься, Гордрем!» – неустанно повторял про себя Эсваэль. Вскоре узника настиг сердечный приступ, и душа проклятого мага обрела долгожданную свободу. «Так вот твоя награда, – с грустью подумал Эсваэль, – А я ведь сохранил много жизней твоим воинам и ускорил победу...». Внезапно какая-то сила потянула эльфа вниз, и рокотом обрушились слова: «Тебя, Эсваэль, сын Даэлина, я почитаю своим верным последователем. Я дам тебе новое, молодое тело, и ты сможешь по-прежнему колдовать». Маг насильственно вдохнул и...
– Рил! Рииил! – беловолосая девушка трясла за рукав своего однокурсника.
Эсваэль наблюдал эту картину со стороны. Вероятно, парнишка-маг свалился в обморок в лесу, во время сбора целебных растений. Пара не видела незваного наблюдателя.
Юноша распахнул насыщенно-зеленые глаза и закашлял.
– Ну, чего ты? Вот уж не думала, что эльфу станет дурно на свежем воздухе! Посмотри-ка на меня. Хм, не такой бледный, как при сдаче зачета...
– Я не понимаю, – тихо произнес  Эсваэль.
– Он вмешался, – прошипел голос, услышанный после смерти, – теперь тебе придется ждать сотню лет, чтобы вселиться в тело Рилиана. К тому времени он будет возглавлять академию магии Эстера...

0

2

Прошло немало времени с тех пор, как была построена Академия и предатель Эсваэль стал директором. Сменялись поколения учеников, менялись преподаватели.. Только Рилиан всё-так же неизменно руководил этим учебным заведением. Это казалось ему и проклятием и наградой, ведь каждый год появлялись новые ученики, каждый со своими способностями и особенностями. Ему интересно было за ними наблюдать: за их учебой, за их развитием. А на душе скребли кошки. Никто его не мог узнать в этом прекрасном эльфе Эсваэля, придавшего свою родину. Его что-то тревожило, в последнее время Рилиан стал нервным, напряжённым...Спустя неделю, он стал чуть спокойнее, что, кажется, обо всём забыл..
В то прекрасное солнечное утро к нему явились двое: сразу видно, что братья-похожи, как две капли воды. Разве что глаза-разные. Даже не в цвете дело было, нет. В них можно прочитать совершенно разные эмоции, присущие только им.
-Кто вы и зачем явились сюда?-Строго, но в тоже время вежливо поинтересовался Рилиан у своих гостей. А сам же в это время незаметно "читал" их, а то мало ли, кто сюда мог заявиться.
-Нас зовут Адриан и Алан Рандклиеф. Мы пришли к Вам, господин Рилиан, для того чтобы устроиться преподавателями в Вашу Академию.
-Присаживайтесь, молодые люди, присаживайтесь. Чувствую, разговор будет долгим.-И он кивком указал на кресла, стоящие возле стола.
Они проговорили около двух часов, когда Рилиан понял, что эти ребята будут хорошими преподавателями.  Рассказал тем, где они могут расположиться, если захотят и где какие аудитории находятся. Распрощавшись с эльфом, мужчины вышли.  А у Рила поселилось чувство, будто он их уже где-то видел, но никак не мог вспомнить, где.
Новые преподаватели начали свою работу и сразу же развели бурную деятельность. Ученики оживились и стали чаще ходить на занятия, а молоденькие студентки вздыхали по Алану и Адриану, уж такими они были хорошенькими, на их взгляд. Ну да, они были довольно колоритными молодыми людьми, на вид лет двадцати-двадцати пяти, (хотя все прекрасно понимали, что им точно не двадцать-двадцать пять, так много они знали и так мудры были их глаза, отчего-то полные грусти), высокие, атлетического телосложения, сильные и широкоплечие, У Алана были волосы иссиня-чёрного цвета, а у его брата  черные волосы отливали красным. Глаза у одного были небесно-синими с небольшой примесью серого, а у другого-карими с золотой радужкой.  Вся Академия о них жужжала и все шушукались на счёт их странного появления и иногда поведения. А они гуляли по Академии, словно изучая её, некоторым казалось, что они что-то ищут... И никто пока не знает, что именно.

0